Рубрика: Культура|27.12.2013 08:41
«Ой, то не вечер…» на французский манер
 

О концерте Оливье Латри из цикла «Органисты собора Нотр-Дам де Пари» в Самарской филармонии.

Самарская филармония в этом концертном сезоне запустила интересный проект – за осень на филармоническом органе играли три органиста собора Нотр-Дам де Пари. В сентябре Самару посетил Йоанн Вексо, в ноябре – Филипп Лефевр, а 13 декабря состоялся концерт Оливье Латри. Все трое – титулярные органисты знаменитого французского собора.

Оливье Латри в нашем городе уже не в первый раз и успел полюбиться самарской публике – в зале аншлаг. И если отбросить мелочи – опаздывающие зрители, шумно ищущие свои места, аплодисменты между частями произведения, шуршание фольги, позывные сотовых во время самых тихих моментов концерта, – то публика вполне заинтересованная.

Программа концерта была составлена таким образом, чтобы показать мастерство органиста в разных стилях.

Открыла концерт Прелюдия и фуга ми минор (BWV 548) И.-С. Баха. Исполнение было строгим и лапидарно сдержанным по регистровке. Музыкант явно вживался в зал, в инструмент.

Строгость немецкого барокко сменилась чувственностью французской романтической музыки. По залу поплыли завораживающие упоительно нежные звуки Кантабиле Сезара Франка. Луи Вьерн, композитор-органист, работавший в соборе Парижской Богоматери и умерший за органом во время одного из своих выступлений, уже в конце жизни создал 24 пьесы для органа, которые современники не смогли оценить. И вот из этого цикла прозвучала фантазия «Блуждающие огни». Острые звуки, рваные ритмы, глубокие басы на фоне предельно высокого потусторонне отстраненного регистра – это были воистину блуждания неприкаянных душ, которые в итоге растворились в тишине удаляющейся поступью. Потустороннюю тематику продолжил Камиль Сен-Санс – прозвучала его «Пляска смерти», переложенная для органа. Лектор-музыковед Ирина Цыганова предварила звучание произведения стихами о вакханалии. И действительно, механистический вальсок то переходил в умиротворенное кружение, то всё сметал адским вихрем и трубными перекличками – действительно выигрышное произведение, чтобы показать возможности органа и дать послушать все его регистры. В завершение заявленной программы прозвучало произведение композитора, которого можно отрекомендовать следующим образом: музыкант, широко известный в узких кругах, Морис Дюрюфле творил в эпоху модерна, когда органная музыка не была востребована публикой, ему было нелегко творить, и у него не так уж много органных опусов, но один из них как раз был представлен, это была Сюита соч. 5: Прелюдия – Сицилиана – Токката.

Оливье Латри известен не только как первоклассный исполнитель, который справляется со всеми стилями и которому доверяют первое исполнение своих произведений многие современные композиторы, но и как импровизатор. И его импровизаций с нетерпением ждут на каждом концерте – в антракте все желающие пишут музыкальные темы, на которые музыкант и импровизирует. В этот раз в качестве темы была выбрана русская народная и хорошо всем известная песня «Ой, то не вечер…», на что зал отреагировал бурными аплодисментами и смехом узнавания. Удивительно, как в этой русской протяжной песне французскому музыканту удалось усмотреть экзистенциальные мотивы – в импровизации были преследовавшие слушателей весь вечер потусторонние регистры, мелодия распадалась на маленькие осколки и собиралась вновь, приобретала восточную окраску, подвергалась полифоническому развитию… Русская песня оформилась в органную симфонию, в настоящее музыкальное полотно. Сильным местом импровизации было её завершение, когда из грохота стремительной скачки остался один-единственный звук, который снова перерос в тему русской песни.

Публика расходилась, немного призадумавшись, однако музыкант получил и заслуженные овации, и крики «браво», а довольно интересный проект Самарской филармонии удачно завершился.

Валерия Иванова,
филологический факультет

Оставить комментарий


Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: