Рубрика: Образование и наука|04.03.2015 05:38
Предсказать вещество: Разработки самарских учёных не имеют аналогов в мире
 

2015030401Химики из разных уголков мира, занимающиеся созданием новых материалов и веществ, приезжают в Самарский центр по теоретическому материаловедению за помощью в научных изысканиях. О значимости работы центра говорит то, что для его создания в 2013 году выделили 87 миллионов рублей  — пожалуй, самый большой федеральный мегагрант в области фундаментальных наук. Мы побеседовали с директором центра доктором химических наук профессором Самарского государственного университета Владиславом Анатольевичем Блатовым.

— Владислав Анатольевич, чем ваша научная группа занимается в центре?

— Любой новый прибор — это конгломерат технологий, и почти все они содержат новые материалы. Мы разрабатываем методы предсказания свойств новых материалов: создаём компьютерную систему, которая имитирует работу человека — эксперта. Представьте себе, вам необходимо создать новый или уже известный материал, но вы не знаете, как это сделать. Эксперт может выдать вам заключение, в котором опишет варианты получения требуемого материала. Однако человеческий разум не способен охватить весь массив доступной информации, может допустить ошибку. Разработанная нами система Topos опирается на электронные базы данных, которые мы формируем. В них содержатся все знания, накопленные человечеством по данному вопросу. Сама программа моделирует взаимодействие эксперта с вами. Вы запускаете машину и вводите свой вопрос. Система выдаст вам все возможные варианты получения материала с вероятностями их реализации. Она думает быстрее, чем человек, может охватить все данные за короткий срок. Такая машина не заменит человека, но существенно ему поможет.

— Когда вы начали заниматься материаловедением?

— С конца 80-х годов мы начали создавать автоматизированные системы обработки информации. Написанием программ занимались я и мой друг — сотрудник нашего центра Александр Петрович Шевченко. При формировании баз данных основная проблема — извлечь из первичных экспериментальных сведений закономерности. Сейчас мы разрабатываем систему, которая автоматически извлекает из массива информации корреляции между различными параметрами. В какой-то степени она работает по принципу «британских учёных»: они могут рассматривать самые невероятные корреляции, например, если у человека голубые глаза, то он будет холериком. С одной стороны, это кажется глупым, с другой — за этими взаимосвязями могут стоять законы, которых мы попросту не знаем. Для машины не составит большого труда рассмотреть пару тысяч самых невероятных соотношений, и она сможет выудить из этого мусора алмазы, если они там есть. Мы можем делать стандартные предсказания, которые понятны всем и полезны с практической точки зрения, но, чтобы сделать большое открытие, нужно копать там, где никто и не подумает.

— А как ваши изыскания реализуются на практике?

— Целый ряд практических работ мы провели в конце прошлого года. К нам приезжали коллеги из трёх научных групп. Все они занимаются электролитами, в этих веществах ток переносится не электронами, как в металлах, а заряженными ионами. Так, учёные из Черноголовки создают суперконденсаторы с очень большой ёмкостью, их используют в электромобилях в качестве элемента питания. Кроме того, коллеги предлагают использовать суперконденсаторы на солнечных батареях для космических кораблей, и мы с ЦСКБ «Прогресс» планируем запустить спутник, который будет содержать образцы этих веществ. Приезжал коллега из Московского университета, он работает в составе известной научной группы, исследующей новые катодные материалы. Для Института химии силикатов в Санкт-Петербурге мы прогнозировали новые цеолиты. Это адсорбенты, которые используются для фильтрации воды. Новые цеолиты будут эффективнее очищать воду, извлекать вредные соединения

— Приведите примеры из органической химии?

— Ведётся работа в области хроматографии, это наиболее близко нефтяной промышленности. Со своими аспирантами мы занимаемся вопросами, связанными с адсорбцией: поглощением определённых газов, органических веществ на поверхности адсорбентов, используемых в хроматографии. Мы предсказываем, будут эти вещества сорбироваться или нет, насколько хорошо. Это позволит получать более чистые вещества, лучше разделять нефтяные фракции. Другой пример: в прошлом году у нас работал аспирант из Саудовской Аравии, их научная группа занимается получением молекулярных кристаллов для фармацевтической промышленности. На основе наших прогнозов они синтезировали чистые вещества у себя в институте. Полимерами в обыденном понимании, которое у многих ассоциируется с пластиком, мы не занимаемся. Мы работаем с координационными полимерами — новым классом веществ, который начали активно исследовать лет пятнадцать назад. Эти полимеры содержат атомы металла и органические компоненты и обладают интересными свойствами, в частности, они хорошие адсорбенты, поглотители газов. Я могу привести пример на бытовом уровне: сейчас в Америке создан образец автомобиля, в котором в качестве топлива используется не бензин и не топливный газ, а порошок этого металлоорганического адсорбента. В нём газ располагается настолько плотно, что можно вместить в тот же объём бака гораздо больше газа.

— Какие планы у вашего центра?

— Помимо научной деятельности, мы проводили научную конференцию и две научных школы. В мае этого года организуем семинар Международного союза теоретической и прикладной химии (IUPAC). IUPAC даёт рекомендации по терминологии, номенклатуре различных химических понятий. В Самаре комиссия, куда входят учёные со всех континентов, будет вырабатывать понятия и термины для нашей области науки. В этом году наш коллектив начал продажи своих программных продуктов. И я надеюсь, что эта деятельность позволит создать в Самаре научный центр по международным стандартам, где будут хорошие условия для развития молодых учёных.

Справка:

Владислав Анатольевич Блатов пришёл в науку благодаря примеру своего деда — Андрея Александровича Новопашина, известного профессора, доктора технических наук, одного из основателей Самарского государственного архитектурно-строительного университета, который сам себя называл «химиком-силикатчиком». Андрей Александрович занимался строительными материалами, отсюда, возможно, у его внука и появился интерес к материаловедению. Когда пришло время выбирать направление, Владислав Анатольевич Блатов рассматривал различные естественные науки — от математики до физики. Биология показалась не строгой наукой, где мало возможностей для научной деятельности, физика и математика — наиболее изученными дисциплинами. А в химии ещё остаётся много белых пятен. Это и определило выбор Владислава Анатольевича.

Беседовала Алёна Рогочая

«Химия САНОРС» № 3 (1 522), 16 февраля 2015

Оставить комментарий


Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой:

ataköy escort pendik escort pendik escort ankara escort kartal escort kurtköy escort ataköy escort ankara escort mersin escort ankara escort şişli escort escort ankara beşiktaş escort istanbul travesti ankara escort ankara escort ankara escort bayan ankara escort malatya anal escort eskisehir suriyeli escort bayanlar sinirsiz escort istanbul escort istanbul escort sex hikayeleri istanbul escort escort bayan istanbul escort ilan fuck google kurtkoy escort Pendik Escort kızlar hazır ofis xhamstere giriş porno kartal escort kurtköy escort sirinevler escort bayan avcilar escort beylikduzu escort bayan mecidiyekoy escort atakoy escort istanbul escort bayan beylikduzu escort bayan evden eve depolama ofis depolama ev eşyası depolama ofis taşıma gebze evden eve nakliyat kadıköy evden eve nakliyat evden eve nakliyat epoksi zemin kaplama seo çalışması bft kumanda fiyatı pendik escort maltepe escort izmit escort kartal escort tuzla escort kurtkoy escort