Рубрика: Люди|19.11.2012 05:48
Филология как образ жизни
 

26 октября исполнилось 60 лет доктору филологических наук профессору кафедры русской и зарубежной литературы Татьяне Викторовне Казариной.

Трудно поверить в этот анкетный факт. И кажется неправдоподобным, когда уважаемый человек, седой и солидный дядька, с мальчишеским восторгом говорит, что Татьяна Викторовна, Таня, самый лучший лектор, какого ему довелось слушать в жизни.

Татьяна Викторовна обладает качеством настоящего филолога, фирменной меткой второго выпуска филфака Самарского (Куйбышевского) госуниверситета: универсализмом и вкусом к новым знаниям. Она работала во многих вузах Самары, на Западной Украине, вела литературные и просветительские передачи на радио и телевидении. Ее критические статьи и острые интервью о современной литературе легко найти в сети. Пожалуй, нет ни одного учебного курса по литературе, который она не читала и который до сих пор с благодарностью не вспоминают ее многочисленные ученики. Сегодня Татьяна Викторовна ведет курсы по истории русской и зарубежной литературы, спецкурсы по семиотике, литературному авангарду и искусству в современных медиа, руководит аспирантами, является членом диссертационного совета, оппонирует на защитах кандидатских и докторских диссертаций. И никакого автоматизма: к каждой лекции, каждому семинару, каждой консультации профессор Казарина готовится самым тщательным образом, потому что гуманитарное знание отвечает не только на вопросы, обозначенные в учебной программе или экзаменационных билетах, но и на вызовы времени, культуры, самой нашей жизни.

Немногие знают, что Татьяна Викторовна Казарина одной из первых в нашей стране разработала академический курс по научной фантастике. Это было во времена работы юной выпускницы филфака в институте культуры, в годы глубокого и непролазного застоя. Фантастику власти, понятное дело, не жаловали, выпуская лучшие произведения во всяких заштатных издательствах и малоизвестных провинциальных журналах. Хорошую фантастику было очень непросто достать: ни в магазинах, ни в библиотеках эти книжки не залеживались, часто приходилось довольствоваться скверными ксерокопиями или втридорога покупать у книжных спекулянтов. Качественная фантастика говорила не столько о будущем, сколько о перспективах настоящего, и вымышленные миры братьев Стругацких и Станислава Лема часто выглядели пугающе реалистично. В вузовскую программу такие книги не включались. Из современной литературы даже на непрофильных факультетах изучались только одобренные официальной критикой тексты. А тут – такое. Захватывающее, необыкновенное. Литература и ее преподавание не должны быть скучным делом. Этого правила Татьяна Викторовна придерживается до сих пор.

Обучаясь в аспирантуре при кафедре русской и зарубежной литературы, она серьезно занималась Юрием Трифоновым, самым сложным писателем позднего советского времени, в котором открыла чеховскую неоднозначность, включенность человека в сложные, не поддающиеся простым идеологическим и моральным оценкам исторические и семейные связи, в самый воздух времени. Я была студенткой выпускного курса, а Татьяна Викторовна, аспирантка, в порядке педагогической практики вела у нас занятие по повести Юрия Трифонова «Обмен». Как же мы были удивлены, когда, благодаря Казариной, вдруг обнаружили, что в повести неправы и эгоистичны все: и «современные мещане», и утонченные интеллигенты с революционным прошлым, что повесть написана не для того, чтобы обличить недостойных, а чтобы показать великую сложность обыденной жизни.

Потом были интереснейшие статьи о Василии Аксенове (помню, как Василий Павлович, после многолетнего перерыва посетивший наш город в начале 90-х, слушал доклад Татьяны Казариной о герое своего главного романа «Ожог» и краснел от удовольствия), о Саше Соколове, о начинающей писательнице Людмиле Улицкой, о современной поэзии, о литературных скандалах и писателях-мистификаторах. Во второй половине 90-х годов Татьяна Казарина регулярно выступала как критик на страницах вестника современного искусства «Цирк „Олимп“», а в 2000 году написала на основании собственного опыта осмысления современной литературной ситуации замечательное учебное пособие «Современная отечественная проза», удостоенное Губернской премии. Здесь были главы, которые были просто немыслимы в прежних учебниках: о круге поэтов-лианозовцев и о «бульдозерной выставке» 1974 года, о концептуалистах и Всеволоде Некрасове, Викторе Ерофееве, Людмиле Петрушевской, Нине Садур, Андрее Битове и Сергее Довлатове. По этому учебнику школьники, их учителя, студенты учились не один год, а потом его переиздали, и, на мой взгляд, это пособие, написанное живым и ярким языком, до сих пор самое толковое.

В последние годы Татьяна Викторовна занимается русским авангардом от Хлебникова до Пригова и Рубинштейна. Монография Татьяны Викторовны Казариной «Три эпохи русского литературного авангарда» (620 страниц, между прочим), из которой выросла ее докторская диссертация, – это один из самых солидных и востребованных трудов об этом невообразимо сложном явлении. Русский художественный авангард, наш главный культурный, как сейчас принято выражаться, бренд ХХ века, в работе профессора Казариной показан как сложнейший эстетический и языковой феномен, прошедший эволюцию от восторженных проектов будущего в художественном знаке Хлебникова, Давида Бурлюка, Алексея Крученых до мрачноватой иронии в экспериментах неподцензурного искусства 1970-1980-х годов.

Есть люди, которые, будучи крепкими профессионалами, в положенное время занимаются той или иной работой. Несмотря на профессионализм высочайшего уровня, Казарина сумела сохранить в себе эмоциональное, живое отношение к тому, о чем говорит нам литература, искусство. Преподавание литературы для нее не просто работа, а в значительной степени просветительская миссия. Вот такой интеллигентский комплекс. Но так нас на родном филфаке учили, и мы будем просвещать до тех пор, пока хоть один человек на свете интересуется образом мира в слове.

Когда Таня Казарина поступала в университет, филология была глотком свежего воздуха, правда, до этого глотка еще нужно было добраться, не задохнувшись в несметных завалах словесного хлама, навороченного поборниками соцреализма. Верить на слово любому печатному слову не следовало и тогда. Критическое мышление, самостоятельный анализ, внимание к литературному факту – это, пожалуй, главные качества ученого Татьяны Казариной, которые она старается привить и своим студентам. Отсюда знаменитая казаринская ирония и великолепная язвительность, хлесткость ее суждений об искусстве, философии, истории, где след оставляет не тот, кого хвалит начальство, а тот, кому удается сказать о жизни новое слово, схватывающее самую ее суть. Приходит на память один случай, когда Татьяна Викторовна отказалась написать отзыв на некую кандидатскую диссертацию, в которой творчество только-только опубликованного в нашей стране Варлама Шаламова рассматривалось со стандартных исследовательских позиций: время, пространство, герои, сюжеты. Дух Шаламова, его чудовищный личный опыт, приведший его к отрицанию прозы в ее классическом облике выдуманных историй, в этой работе напрочь отсутствовал. Шаламов был просто горячим материалом. «Сварганили бульон из лагерных костей», – так жестко мотивировала Казарина свой тогдашний отказ. В гуманитарном исследовании, уверена Татьяна Викторовна, не может отсутствовать этическая позиция ученого. Речь, разумеется, не идет о прямых оценках, о том, что хорошо и что дурно. Мы исследуем литературу, чтобы понять запечатленный в ней опыт, а не для того, чтобы сочинить некий текст, пусть даже и гладкий, и поставить галочку в анкете личных достижений.

Научное и человеческое бесстрашие, ответственность и принципиальность, отзывчивость, доброта и бескорыстное стремление помочь и поддержать в трудную минуту, деликатность и скромность, фантастическое трудолюбие – эти качества Татьяны Викторовны Казариной хорошо известны тем, кто работает с ней, учится у нее. Никогда я не слышала о том, чтобы она отказала коллегам и студентам в помощи, сославшись на дела или нехватку времени. У настоящих филологов есть время, может быть, только оно у них и есть. Мы воскрешаем это время, давно или недавно ушедшее, затаившееся в книжных фолиантах или старых пожелтевших журналах, выстраиваем разрозненные факты в осмысленную картину приключений человеческого духа, воображения, заблуждений и надежды, верим, что найдутся те, кто этот дар примет и передаст другим.

С юбилеем, дорогая Татьяна Викторовна! Будем работать дальше…

И. В. Саморукова, доктор филологических наук, профессор

Метки:

4 Comments

  • Татьяна Викторовна — замечательный преподаватель и настоящая красавица! Её пособие по современной литературе я и сейчас, после окончания университета, перечитываю с удовольствием. Татьяна Викторовна, спасибо за всё и с днём рождения! Счастья вам, творчества, понимающих студентов!

  • За интересный и содержательный материал — спасибо автору!
    Татьяна Викторовна действительно настоящий профессионал. На ее лекциях можно получить не только знания, но и эстетическое удовольствие. Всегда завораживающие и достойные беседы.Жизненная энергия преподавателя постоянно чувствуется и это здорово!
    Спасибо Вам, Татьяна Викторовна за вкус к литературе 20 века!

  • Материал прекрасный! Наверное, это один из немногих очерков, в котором качества, достоинства, заслуги ни капли не преувеличены… Татьяна Викторовна удивительный человек! С первых минут знакомства она влюбляет не только в себя, но в то, о чем говорит. Искренне завидую тем студентам, которые имеют возможность посещать ее лекции…

  • Татьяна Викторовна — великолепный преподаватель, лекции её просто бесценны: ни одного лишнего слова, всё понятно и ооооочень интересно! Наша группа считает её одним из лучших преподавателей. И мы гордимся тем, что имели такую возможность — учиться у неё! Очень надеемся вернуться к Татьяне Викторовне ещё на полгода, если нам посчастливится.

Оставить комментарий


Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой:

wso shell IndoXploit shell wso shell hacklink hacklink satış hacklink wso shell